Издателство
:. Издателство LiterNet  Електронни книги: Условия за публикуване
Медии
:. Електронно списание LiterNet  Електронно списание: Условия за публикуване
:. Електронно списание БЕЛ
:. Културни новини   Kултурни новини: условия за публикуване  Новини за култура: RSS абонамент!  Новини за култура във Facebook!  Новини за култура в Туитър
:. Книгомрежа  Анотации на нови книги: RSS абонамент!
Каталози
:. По дати : Ноември  Издателство & списание LiterNet - абонамент за нови публикации  Нови публикации на LiterNet във Facebook!  Нови публикации на LiterNet в Twitter!
:. Електронни книги
:. Раздели / Рубрики
:. Автори
:. Критика за авторите
Книжарници
:. Книжен пазар  Книжарница за стари книги Книжен пазар: нови книги  Стари и антикварни книги от Книжен пазар във Facebook  Нови публикации на Книжен пазар в Twitter!
:. Книгосвят: сравни цени  Среавни цени с Книгосвят във Facebook!
:. Книги втора ръка  Книги за четене Варна
Ресурси
:. Каталог за култура
:. Артзона
:. Писмена реч
За нас
:. Всичко за LiterNet
Настройки: Разшири Стесни | Уголеми Умали | Потъмни | Стандартни

XIV. CИMТOMЫ ВРЕМЕНИ. ДЕКАДЕНТСТВО И СИМВОЛИЗМ

Пётр Бицилли

web | У истоков русской общественной мысли

С этим сдвигом в общественной жизни совпал перелом в области духовной культуры. В литературе "очеркисты", "бытовики" отошли на второй план. Из больших писателей, реалистов старого поколения, к концу 80-х годов остался в живых лишь Толстой. Но он - по крайней мере временно - отказался от литературной деятельности. Гениальный Чехов в свое время не был понят критиками и читателями, ценителями повествовательной литературы, - уже оттого, что писал "мелкие рассказы", "незначительные", как им казалось, по содержанию анекдоты. Оценка его, данная Михайловским, как писателя "без мировоззрения", разделялась широкими кругами читателей. Что до "избранных", "élite" - в 80-х годах в их кругу возникает новое движение, проявление реакции против "мещанского духа", "обыденщины", новый "нигилизм", в значительной степени бывший результатом влияния западно-европейского "декадентства" с его отрицанием всех общепринятых ценностей, намеренным имморализмом, самозамыканием в своей tour d′ivoire и т. под. Однако, декадентство нашло себе в России лишь одного действительно высоко одаренного представителя - Федора Сологуба. На смену декадентству скоро приходит символизм с его верой в "теургическую" силу поэзии - одно из проявлений той тенденции, которая называлась "богоискательством", реакции против уже изжитого позитивизма и материализма шестидесятых годов, возврата к идеализму, самым влиятельным выразителем которого был Владимир Серг. Соловьев. Центральной идеей Соловьева была идея богочеловечества, признания человека как высшей точки развития абсолютного духа в природе, выражением чего является чудо воплощения. Но воплощение, в понимании Соловьева, не есть единичный факт: оно проходит через всю историю человечества. Каждый человек может путем духовного опыта сопричаститься Абсолюту, Богу. Но этот духовный опыт возможен только при условии создания человеческой общности, признания начала соборности, сопричастности всех божественному началу. В этом Соловьев сближался с ранними славянофилами, в особенности, как это верно отметил Милюков1, с Хомяковым, впрочем также и с Ив. Киреевским - с той лишь разницей, что славянофилы видели осуществление начала соборности в Православной Церкви, тогда как Соловьев признавал в качестве истинной вселенской Церкви - Католическую, что и привело его к обращению в католичество. Впрочем, для нас в связи с темой настоящей работы это не имеет значения. Важно то, что, говоря словами Евг. Трубецкого, Соловьеву "был органически чужд... индивидуализм самодовлеющей духовной субстанции. Человеческий индивид интересовал его не сам по себе, не в его отдельности, а как часть соборного целого, как член богочеловеческого организма Христова. Лишь во вселенском целом этого организма признавал он субстанциональное, существенное содержание, а не в изолированном человеческом индивидe"2. И одно время Соловьев верил, что путем такого всеобщего сопричащения Абсолюту будет достигнуто наступление нового эона, коренного перерождения мира, - то же самое, что было предметом мечтаний "хилиастов", "милленаристов" и что в секуляризованном плане рисовалось Марксу и Энгельсу - "скачок из царства необходимости в царство свободы". Утверждение Милюкова, что "Соловьев жил и умер одиноким", мне представляется ошибочным: верно, что люди, близкие к нему по их идеалистическим стремлениям, расходились с ним по церковному вопросу; все же Е. Трубецкой свидетельствует, сколь тесна была духовная связь между Соловьевым и им и его братом Сергеем Николаевичем; известно также, какое громадное влияние оказал он на Блока и Андрея Белого (Бориса Бугаева) в годы их молодости. Очевидна аналогия между этим новым идеалистическим движением и тем, которое вышло из кружка Станкевича в сороковые годы. И этот идеализм не был отходом от реальной действительности, не приводил к солипсизму, эгоцентризму. Подобно славянофилам и западникам сороковых годов, Соловьев не ограничивался умственной деятельностью в области метафизики: он был и публицистом, а братья Трубецкие, в особенности Сергей Николаевич, играли руководящую роль в конституционно-демократическом движении начала ХХ-го века.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Очерки по истории русской культуры. Париж, 1931, т. II, 19. [обратно]

2. Князь Е. Н. Трубецкий, Воспоминания, София, 1922, с. 195. [обратно]

 

 

© Пётр Бицилли
© Галина Петкова - публикация, редакция и комментарий
=============================
© Электронное издательство LiterNet, 03.10.2005
Пётр Бицилли. У истоков русской общественной мысли. Варна: LiterNet, 2005