Издателство
:. Издателство LiterNet  Електронни книги: Условия за публикуване
Медии
:. Електронно списание LiterNet  Електронно списание: Условия за публикуване
:. Електронно списание БЕЛ
:. Културни новини   Kултурни новини: условия за публикуване  Новини за култура: RSS абонамент!  Новини за култура във Facebook!  Новини за култура в Туитър
:. Книгомрежа  Анотации на нови книги: RSS абонамент!
Каталози
:. По дати : Октомври  Издателство & списание LiterNet - абонамент за нови публикации  Нови публикации на LiterNet във Facebook!  Нови публикации на LiterNet в Twitter!
:. Електронни книги
:. Раздели / Рубрики
:. Автори
:. Критика за авторите
Книжарници
:. Книжен пазар  Книжарница за стари книги Книжен пазар: нови книги  Стари и антикварни книги от Книжен пазар във Facebook Нови публикации на Книжен пазар в Twitter!
:. Книгосвят: сравни цени  Среавни цени с Книгосвят във Facebook!
:. Книги втора ръка  Книги за четене Варна
:. Bücher Amazon
:. Amazon Livres
Магазини и продукти
:. Fantasy & Science Fiction
:. Littérature sentimentale
Ресурси
:. Каталог за култура
:. Артзона
:. Образование по БЕЛ
За нас
:. Всичко за LiterNet
Настройки: Разшири Стесни | Уголеми Умали | Потъмни | Стандартни

СТАНОВЛЕНИЕ СЛАВЯНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЯВЛЯЕТСЯ ЕЕ СОБСТВЕННЬІМ ДЕЛОМ

Петко Ганчев

web

В современной глобальной эпохе, когда протекают противоречивые процессы интеграции и регионализации, когда создаются пласты одной новой глобальной культуры, особенное значение имеют процессы поисков, укрепления и развития культурной идентичности существующих цивилизаций, как часть единой цивилизации человечества.

Бесспорно, что в современной системе международных отношений, имея разные места и роли в них, со своими специфическими характеристиками выделяются целая группа региональные цивилизации - западноевропейская, американская латиноамериканская, арабо-исламская, конфуцианская китайская, индуистская, японская, африканская негроидная, и не на последнее место славянская православно-христианская цивилизация.

До настоящего времени, с некоторыми исключениями, следуя одной неверной, установленной и поддержанной веками определенными политическими/геополитическими интересами исторической традиции, твердилось, что славянская православно-христианская цивилизация обязана своего возникновения, формирования и развития культурной роли Византийской империи.

Правда, в том, что возникновение, установление, отстаивание, развитие и распространение славянской письменности и культуры как существенный элемент славянской цивилизации были возможны благодаря некоторым историческим, геополитическим прорывам в раннее средневековье славянских народов.

В настоящей статье будет показана лишь логика этого исторического процесса, потому что конкретика требует обстоятельственное изложение всех исторических фактов и событий, а также то, что сохранилось в литературе как письменное доказательство той эпохи.

Несомненно, что первый геополитический прорыв, который совершили славянские народы, это образование первого болгаро-славянского государства в 681 году на Балканах, до самого сердца Византийской империи, при этом, силой заставляя ее признать это государство.

Созданная каном Аспарухом как наследницей "Старой великой Болгарии" (169-655 г.) и как федерация между древними болгарами и славянами, Болгария на Дунай, вступает в контакт не только с самой мощной средневековой европейской и христианской империей, но и десятилетиями воюет и взаимодействует с ней, таким образом, оказывая влияние на судьбу империи. В то же время она сама находится под ее мощным культурным воздействием, как в усвоение античного наследия, так и ценностей христианства. В 705-706 г. сын Аспаруха кан Тервел восстанавливает на престол свергнутый превратом византийский император Юстиниан ІІ "Безносым", за что был вознагражден титулом "кесарь" ("цезарь") - "царь". В 717-718 г. во главе большой армии болгар и славян кан/царь Тервел, не ожидая просьбы о помощи, идет навстречу вторгшиеся на Балканах арабские войска, разгромляет их при Адрианополе (Одрин), а потом освобождает осажденный Константинополь, "истребляя до одного, по словам византийского хрониста, арабов". Таким образом, дорога арабской экспансии в Европу через Балканы была остановлена навсегда. Болгария не только выигрывает много войн против Византии, что становиться причиной одной из главных стратегических целей империи уничтожить этой славяно-болгарской державы, но переживает также эпохи смутов и испытаний. Так, после свержения в 756 г. последнего правителя управляющего рода Дуло - внук Аспаруха - Севар, на болгарском престоле за двадцать лет занимают престол пять канов из разных родов. После насильственного свержения с престола они бежали в Византию. В Византию бежали и выгнанные знатные аристократы и становились византийскими аристократами. Многие из них сохраняли свое болгарское самосознание и передавали его своим детям и внукам. Этот момент, сознательно игнорирован византийскими интерпретаторами жития Кирилла и Мефодия и имеет особой важности когда хотим понять кто есть Кирилл.

Второй геополитический прорыв славян связан с созданием самой славянской письменности. Если внимательно читаем "жития" Константина Философа-Кирилла и его брата Мефодия, составленные Климентом Охридским, перерассказанные потом Теофилактом Охридским, а также жития их самых известных учеников Климент и Наум Охридские и другие, приводящие иносказательно факты, и сопоставим их с историческими фактами, связанные с целостной геополитической стратегией Византии в ту эпоху, увидим, что славянская письменность, Константин Философ (названный после своей смерти Кириллом) и его брат Мефодий создали не в ответ заказу императора Михаила ІІІ в 863 г., т.е. перед самым отправлением братьев за Великую Моравию, как утверждается под внушением византийских интерпретаторов, а может, скорее всего, в середине пятидесятых годов ІХ века, т.е. после завершения их миссии в Хазарии. Нужны были много упорных лет, чтобы перевести и переписать Библию и другие святые книги на славяно-болгарский язык.

Почему Константин-Кирилл и Мефодий создают славянскую письменность? Кто они такие, в сущности?

Если внимательно прочитаем их жития, они скажут нам много, а не только то, что их отец был Лев, византийский аристократ и что они были родом из Фессалоники и знали славянский язык от живущих в этой области много славян, точнее славяно-болгар. Поэтому язык, на котором они создают азбуку, а также переводят Библию и другие религиозные основные книги еще до своего отправления в Моравию, был славяно-болгарский. С ранних лет Константин-Кирилл принимает молоко только от своей матери-славянки, а не от чужой кормилицы.

Он следует чудный сон, в котором выбрал прекрасную девицу Софию, символ божьей премудрости, т.е. заниманием наукой, философией. Именно его качества, которые были замечены Феоктистом - стратег, первый министр и регент малолетнего императора, а не его происхождение открывают перед ним возможность учиться в Магнаурской школе, самый древний по существу университет в Европе. Здесь его заметил самый эрудированный в ту эпоху византийский философ Фотий, позже возведенный в патриархе, который также покровительствует его. И конечно, не на последнем месте, его блестящие филологические, т.е. языковые познания, его философская эрудиция и ораторские способности, которые стали главным аттестатом в оказанном ему доверии сразить в дискуссии сверженного патриарха Йоаниса - "Иконоборца", сразить в диспуте агарян, также отправить его в Хазарию, где в это время нескольких религий вели борьбу за влияние. И именно здесь раскрывается загадка, кто есть Константин Философ-Кирилл. На вопросе: "Какой твой сан, чтобы ты сел (на соответствующем месте) в соответствии с твоим саном?" Он сказал: "У меня был дед, очень великий и славный, который сидел недалеко от царя. Но когда отбросил данную ему большую честь, он был выгнан и ушел в чужую землю, обеднел и там он меня родил. Я прежнею прадедовскую честь не успел достичь, потому что я внук Адама." ("Пространное житие Константина-Кирилла"). И так, дед, "который стоял вблизи царя". Царь к этому времени имеют только болгары. Был "выгнан и ушел в чужую землю". Следовательно, он не византиец, т.е. грек, как представляли его византийские интерпретаторы. Более ясно и категорично сказано кто есть Кирилл в его короткое житие, известное как "Успением Кирилла": "Отечеством этого преподобного нашего отца Кирилла являлся триславный и великий город Фессалоники, в котором он родился. Болгар с роду, он родился от благоверных и благочестивых родителей."

Что Константин-Кирилл рассматривал свою жизнь как миссию для создания славянской письменности, перевод священных книг на славяно-болгарский язык и просвещение болгарского славянского народа, видно из того факта, что он отказался от получения высшей должности и после того как был патриаршеским библиотекарем отошел от светской жизни в Полихроновский монастырь к своему брату Мефодию, который тоже отказался от должности дунгария (военная должность в Византии), чтобы стать игуменом. На предложение стать стратегом Константин-Кирилл снова напоминает, что его миссия - дать слово и просвещение своему народу: "В действительности, это дар большой, но только для тех, которые его ищут; для меня нет ничего великое, чем наука, через которую я получу мудрости и поищу прародительскую честь и богатства." Перед смертью и после триумфа признания славянской письменности в Риме Кирилл завещает своему брату: "Вот, брат мой, мы были оба вместе, сопряжены в одной бороздой, но я кончаю свой день и падаю на земле. Ты любишь очень горы; но нельзя из-за горы бросать свое учительство, потому что через него ты лучшим образом можешь спастись."

Геополитический прорыв создания славянской письменности, письменных знаков слова как божье творение и как средство для общения славянскими народами с Богом осуществляется в определенную геополитическую ситуацию, которая способствует его успеха и развития.

Во-первых, время выдвигания Фотия как Константинопольский патриарх совпадает с принятием папского престола папе Николаем І, один из волевых и амбициозных пап этой эпохе. Битва за влияние одного из двух самых мощных центров христианства вступил в решительную фазу. Каждый из этих центров не признает первенство другого и хочет расширять диоцеза своего влияния над новыми государствами и народами.

Во-вторых, это время царствования болгарского князя, последствием царя Бориса І (852-889 г.). Процесс медленной христианизацией Болгарией уже зашел в решительную фазу. Борис І ищет мучительно новую государственную идеологию, которая в ту эпоху могла быть только новой религией. С ее помощью он хотел:

а/ придаст новую энергию молодому государству в его противостоянии против Византии, после того как тангризм исчерпал свою, а также и религиозные культы славян тоже ушли в упадке;

б/ соединит в один народ двух основных этносов - древних болгар и славян, а также и много других маленьких групп народов, попадавшие в плену во время многочисленных войн или заселявшиеся на территории Болгарии после очередных походов;

в/ решит вопрос о едином государственном языке молодого государства, который уже оформил свою структуру на базе славянского языка с некоторыми словами и элементами структуры древнеболгарского языка. Это должен стать язык, на котором должен говорит народ, но и на котором будут совершаться религиозные обряды и служения;

г/ решить вопрос о включении молодого государства, признанное уже в системе международных отношениях европейскими государствами, в единую христианскую цивилизацию Европы, что тоже подразумевало более высокую степень безопасности в будущем;

д/ выбрать из двух основных версии христианства ту, которую могла бы гарантировать абсолютной власти монарха и подчинение церкви политической власти;

е/ и не на последнем месте, обеспечить самостоятельность и независимость будущей болгарской христианской церкви как патриархия является существенное условие сохранении культурной идентичности болгарского народа и гарантия для безопасности государства.

Как видно из этого перечня задач политическая инициатива Бориса І содержит множество геостратегических целей и дошедших до нас исторических сведений, связанные логическим образом, дают нам основание говорит, что он работал масштабно для ее реализации. Нечто большее, исторические сведения говорят, что Борис І не только принимал участие при крещении болгар на р. Брегалнице (Юго-западная Болгария, нынешняя Македония) от Константина-Кирилла, но также встречается с братьями и передает им самые известные впоследствии их учеников - Климент, Наум и Ангеларий, из чьих жития ясно видно, что они болгары.

Вполне вероятно, что именно когда Константин-Кирилл и Мефодий отправились в Моравию, чтобы выполнят свою новую миссию по просьбе князя Ростислава, Борис І крестил болгар, принимая имя императора Михаила. По существу, это является третий геополитический прорыв, который совершает молодое славяно-болгарское государство. Но то, что Борис ни в коем случае не отказался от выполнения других целей своей стратегии говорит его поведение в последующие годы, когда он постоянно маневрировал между Константинополем и Римом, что является по существу и основная причина для первого значимого раскола между двумя церквями в 870 г.

Четвертый геополитический прорыв связан с просьбой князя Ростислава к византийскому императору, чтобы тот послал ему "такой учитель, который объяснял бы нашим языком настоящую христианскую веру, и таким образом, другие страны, усмотрев это, могли бы сделать как нас." Зная от патриарха Фотия, что Константин-Кирилл и Мефодий занимались этим, император отправляет их в Великую Моравию. С этой миссией Византия стремиться забить клин в территории, которые были под диоцезом Римо-католической церкви. В случае их мало интересовал глубокий демократический смысл, который содержала эта инициатива, потому что империя не имела границы с Великой Моравией. Между ним простиралась Болгария, которая в то время находилась в союз с Немецким государством Людвига Немецкого. Но здесь вполне резонно ставиться вопрос, почему не отправляют двух братьев в соседнюю империи Болгарию. Это ни Фотий, ни император, ни кто был не был другой византийский аристократ не мог бы даже подумать.

Пятый геополитический прорыв связан с признанием папы Адриана ІІ славянской письменности и право славянским народам вести свои церковные дела на славянском языке. Здесь наверно нужно объяснить в двух словах смысл и роль геополитических прорывов. Это по существу исторические инициативы и события, которые реализуются при благоприятных моментах, когда идет смена одной геополитической ситуации с другой, и которые при других условиях и обстоятельствах никогда бы не реализовались. Так получилось и со славянской письменностью. Из-за своей просветительской деятельности в Моравии Константин-Философ и Мефодий вызваны в Рим папой Николаем І, чтобы дать объяснений. Но именно, во время этой поездки в Рим умирает папа Николай І и на престол восседает папа Адриан ІІ, а в Константинополе патриарх Фотий был смещен восстановленным Игнатием. Геополитическая ситуация радикально меняется. Папа Адриан ІІ ищет подкрепление от Константинополя, чтобы отразить нажима баварских епископов, а восстановленный Игнатий тоже со своей стороны идет на сближение с Римом.

В этой ситуации с полной силой блестит гений Константина-Кирилла, который, проходя через Венецию по дороге в Рим разгромляет собор враждебно настроенных епископов. В его словах с полной силой звучит величие божественной демократической идеи, что каждый народ должен общаться с Богом на своем языке и что трехъязычная догма не церковное, а "Пилатовское дело". Для читателей нужно напомнить, что в последующие века нет никаких "прорывов" в эту догму и что только в 1525 г. Мартин Лютер пробует снова ее отбросит, полагая тем самым начало Реформации и Протестантство. Нужно подчеркнуть, что тогда в 867 г. сам глава Римо-католической церкви папа Адриан ІІ восхищен апостольским делом двух братьев и в 868 г. объявляет их святыми и равноапостолами Европы. Равноапостолам кого? Двух самых выдающихся апостолов христианства Петр и Павел. Поэтому, совсем не случайно, дело Константина-Кирилла папа непрерывно связывал с делом апостола Павла, а когда Константин, принявший пятьдесят дней перед смертью через схиму имя Кирилл, умирает (14.02.869 г.), сам папа предлагает похоронить его в свою гробницу, справа от Святого Апостола Петра. Только для сравнения, Константинопольская/Цареградская патриархия признает двух братьев за святыми в семидесятые годы ХХ века. Почему такое отношение? Категорический ответ дает практическая политика Константинопольской патриархии, как при "втором крещении" князя Владимира и народа Киевской Руси, так и при падении Болгарии в ХІ века под византийском, а в конце ХІV века под османо-турецком рабством, когда предпринята политика повсеместной "елинизации".

Но подвиг Константина-Кирилла и его брата Мефодия, который продолжил его дело как архиепископ Моравии до 885 г., а также и их учеников, так бы остался в истории как героический эпизод, усилие славянского гения создать вдохновленную Богом свою цивилизацию, если не были все последующие события, которые связаны с исторической роли и миссией Болгарии.

Известно как закончилась миссия двух братьев в Моравии во время управления Святополка после смерти Мефодия. Все их младшие ученики были проданы в рабстве венецианским и римским рынкам и только Климент, Наум и Ангеларий как болгары (все еще был в силе договор между Болгарией и Немецким государствам) были выгнаны. В этот момент мы видим дальновидность болгарского владетеля Бориса І, потому что три ученика Кирилла и Мефодия направились не в Византию, а в Болгарию. Он хорошо понимал, что в Византии их никто не ждет, как в то время, Болгария чувствовала, что они ей потребны. В "Житии Святого Климента Охридского", написанное Теофилактом Охридским, говорится: "А Христовы исповедники, которые знали Христовою заповедь, данную гонимым, бежать из одного города в другой (Мат. 10, 26) стремились в Болгарию, о Болгарии они думали, и они надеялись найти в Болгарии успокоение."

С принятием самых видных учеников святых братьев - Климент, Наум и Ангеларий, к которым скоро присоединяются Лаврентий, Марко и Константин (позже известный как Преславский), а также соученики наследника престола Симеона от Магнаурской школы Йоан (позже известный как Экзарх), Тюдор Доксов и другие, в Болгарии создается мощное ядро славянских просветителей. Расцветает дела, в начале которого стоят один Философ болгар Константин-Кирилл и царь Болгарии - Борис І. Начинается масштабная просветительская деятельность для реализации стратегии Бориса І Крестителя.

С переходом болгарского престола от царя Бориса І Крестителя к его сыну царю Симеону Великому, это историческое дело получает новые масштабы. Потому что, если Симеон просто продолжил дело своего отца и укрепил право болгарского народа говорить и писать на славяно-болгарском языке и общаться с Богом на этом языке, Болгария бы осталась всего-навсего одно маленькое государство со своей письменности и языком, какими были и остаются и до нынешних дней, например Армения и Грузия. Но величие Симеона в том, что он думал масштабно для своей эпохи, проводил одну многостороннюю и впечатляющую его современников и родившихся позднее, просветную, военную и дипломатическую деятельность. И везде он оставлял следы своего гения, положившие основы славянской цивилизации.

Во-первых, с принятием короны (893-927 г.) Симеон создает два мощных просветительских центров - новая столица г. Великий Преслав, где творили Константин Преславский, Йоан Экзарх и он под таинственным именем Черноризец Храбр, и г. Охрид, где творили два из самых видных учеников Кирилла и Мефодия - Климент и Наум Охридские. Начинается "Золотой век" болгарского просвещения, литературы и культуры. В короткие десятилетия царствования Симеона были переведены с греческого много священных книг и были написаны много оригинальных произведений. При этом наследники дела Кирилла и Мефодия не только отстаивали их великой роли, но и своим творчеством и просвещением широких масс народа многократно приумножали это дело. По заказу царя был составлен знаменитый "Симеоновый сборник", в котором кроме переводных произведений включены много оригинальных произведениях самых видных болгарских просветителей той эпохи. Этот сборник, который неоднократно переписывался в Х, ХІ и ХІІ веке под названием "Святославов сборник" ("Святославов изборник"), наравне со многими другими отдельными произведениями Климента и Наума Охридских, Константина Преславского, Йоана Экзарха, Черноризца Храбра, а также апокрифными произведениями, находятся в фундаменте молодой российской литературы, которая возникла в Киевской, а потом в Московской и во всей Руси в ХІ, ХІІ и последующие века.

Во-вторых, Симеон живет с чувством великой миссии Болгарии среди славянских народов и поэтому ведет две победоносные войны против двух из самых могучих императоров Византии - Лев (907 г.) и Константин VІ Багрянородный (917 г.), чтобы объединит славянских народов на Балканском полуострове. Есть предположение, что в годы его правления Сербия и Валахия принимают православное христианство и начинают пользоваться кириллицей, созданной на основе глаголице в Великом Преславе. Таким образом, еще в то время создается на Балканах могущественный центр славяно-православной цивилизации.

В-третьих, своя идея о миссии Болгарии среди славянских народов Симеон реализует и с помощью дипломатических средств. Он отдает свою дочь Рипсимию в жены комитату Скопской/Охридской области Николу и ее четвертый сын царь Самуил проведет самые героические тридцать лет перед падением Болгарии под византийским рабством. Одну из княгинь Симеонова рода выходит замуж за короля Краковского королевства, а дочь его брата Ольга становиться супругой киевского князя Игоря.

На этом моменте нужно остановиться специально, потому что он указывает главное направление развертывание на Балканах славянской православной цивилизации. После смерти Игоря великая княгиня Ольга править Киевскую Русь сорок лет. Неверно, снова из-за византийских интерпретаций, княгиня Ольга представлена родом из Пскова, когда в хронике ясно сказано, что она "из Плискова", т.е. Плиска, первая столица Болгарии. Этот факт уже признается некоторыми российскими историками. Ольга, сама христианка, непрерывно убеждает своего сына князя Святослава принять христианство. Как один из наследников болгарского престола, Святослав предпринял свой поход против Болгарии, а потом вместе со своим двоюродным братом болгарский царь Борис ІІ воюет против Византии (869-870 г.). Княгиня Ольга все таки успела убедить своего внука князя Владимира принять христианство, что он делает в 985 г. Это "первое крещение" Киевской Руси, рассказ о котором сохранился в "Йоакимовской хронике". Это событие произошло во время похода Владимира на Болгарию и Византию в том же 985 г. "Крестник" Владимира был внук Симеона Великого, а, следовательно, его двоюродный брат Роман Симеон. Крещение Киева, Новгорода, Ростова, Владимира, Смоленска и других городов Киевской Руси совершает митрополит Михаил, болгар, домашний священник второй жены князя Владимира, снова княжна из Симеонова рода.

Но в 987 году совершается парадоксально "второе крещение" князя Владимира и Киевской Руси, на этот раз византийскими священниками. Причина, что "первое крещение" не было "настоящее", потому что его сделали болгары, которые были "бохимичы", что звучит, чуть ли не как "еретики". Из разных толкований этого термина, которые предлагаются в российской литературе этой эпохи самым приемлемым является его толкование как "пришлые из Моравии, из Богемии", то есть последователи Кирилла и Мефодия из их Моравской миссии. Но, что было опасное и не настоящее из этого первого крещения русичам, которое сделали болгары? Ответь саму собой напрашивается - потому что было сделано на болгарском, на славяно-болгарском языке и что с ним шла идея автокефальности, самостоятельности новой христианской православной церкви. И, чтобы стереть память о том, о болгарской связи и роли Болгарии в передаче славянской письменности и развитии славянской литературы и духовной культуры, началась беспощадная цензура, перередактирование и вытирание или затмение все в тех книгах, что было связано с Болгарией, с именами болгарских царей Бориса и Симеона, с именами учеников Кирилла и Мефодия. Таким образом, как заместители святого Бориса Крестителя появились иконы святых Бориса и Глеба - сыновья Владимира, а вместо "Симеонов сборник" был обьявлен "Святославов сборник" и т.д.

Но семена болгаро-славянской письменности и литературы, засеяны в почву Киевской Руси под формой десятках переписей всего, что создала Болгария, которая являлась не только "транслятором" византийской культуры, но и страной "посредник" со своим оригинальным вкладом в создание этой литературы и культуры задают мощный толчок возникновения и развития литературы и культуры северных славянских народов - русских, украинцев и белорусов. А с этим и было положено начало славянской православно-християнской цивилизации. Этот процесс обогащения продолжит и в последующие века, и в годы Второго болгарского царства под мощным влиянием Тырновской литературной школы, чий верх достиг последний болгарский патриарх пред падением Болгарии под османо-турецким игом Евтимий. Его ученики и последователи были Киприан и Григорий Цамблак, которые были Московскими и Киевскими патриархами и записали золотые страницы в российской, украинской и белоруской литературе, которая сама родила колоссы, обогатившие мировую литературу и культуру.

Таким образом, не пренебрегая роль Византии для принятия славянским народам православия, настоящее становление славянской цивилизации является ее собственным делом, с которым она должна гордиться. Тем более что знает и исторические деятели, которые положили начало этого дела.

 

 

© Петко Ганчев
=============================
© Електронно списание LiterNet, 01.01.2008, № 1 (98)