Издателство
:. Издателство LiterNet  Електронни книги: Условия за публикуване
Медии
:. Електронно списание LiterNet  Електронно списание: Условия за публикуване
:. Електронно списание БЕЛ
:. Културни новини   Kултурни новини: условия за публикуване  Новини за култура: RSS абонамент!  Новини за култура във Facebook!  Новини за култура в Туитър
:. Книгомрежа  Анотации на нови книги: RSS абонамент!
Каталози
:. По дати : Октомври  Издателство & списание LiterNet - абонамент за нови публикации  Нови публикации на LiterNet във Facebook!  Нови публикации на LiterNet в Twitter!
:. Електронни книги
:. Раздели / Рубрики
:. Автори
:. Критика за авторите
Книжарници
:. Книжен пазар  Книжарница за стари книги Книжен пазар: нови книги  Стари и антикварни книги от Книжен пазар във Facebook Нови публикации на Книжен пазар в Twitter!
:. Книгосвят: сравни цени  Среавни цени с Книгосвят във Facebook!
:. Книги втора ръка  Книги за четене Варна
:. Bücher Amazon
:. Amazon Livres
Магазини и продукти
:. Fantasy & Science Fiction
:. Littérature sentimentale
Ресурси
:. Каталог за култура
:. Артзона
:. Образование по БЕЛ
За нас
:. Всичко за LiterNet
Настройки: Разшири Стесни | Уголеми Умали | Потъмни | Стандартни

О НЕИЗДАННОМ ТРУДЕ П. М. БИЦИЛЛИ
(Комментарий)

Галина Петкова

web | У истоков русской общественной мысли

Неизданный до сих пор труд проф. П. Бицилли У истоков русской общественной мысли предоставлен специально для электронной публикации на языке оригинала наследницами профессора - его внучками - г-жей Елисаветой Ивановой-Аначковой (София) и г-жей Наталией Гал (Женева). Рукопись хранится в архиве младшей дочери профессора - Марии Петровны Бицилли (1917-1996).

По словам Е. Ивановой-Аначковой, после написания рукопись была отправлена Бицилли его ученице по Одесским высшим женским курсам - Нине Лазаревне Гурфинкель (1898-1984), жившей с 1925 года во Франции, с просьбой перевести на французский и опубликовать работу1. К ее помощи Бицилли прибегал и раньше - ей был послан вариант работы Место Ренессанса в истории культуры, которая была переведена Гурфинкель и опубликовована в Revue de la litterature comparée за 1934 год (см. Ревю 1934). На этот раз, однако, работа над переводом сначала затянулась, а потом - в начале 1980-х гг. - прекратилась по просьбе М. П. Бицилли, к тому времени проживавшей в Швейцарии, из опасения, что издание подобной книги может принести неприятности тем родственникам семьи профессора, которые остались в Болгарии (см. об этом Бирман 2003: 36-38). Н. Гурфинкель вернула экземпляр работы М. П. Бицилли в 1983 г.

Настоящая публикация осуществляется по машинописной копии, снятой при участии Марии Петровны Бицилли. Ее рукой в машинопись вставлены некоторые пропущенные слова, а также исправлен ряд опечаток. Машинопись насчитывает 168 печатных страниц. На первой странице сверху напечатано имя автора: “П. М. Бицилли”, в середине - заглавие работы: У истоков русской общественной мысли, а внизу - место и год создания: “София, 1946 г.”.

Однако несколько раз упомянутая фраза “покойный Бердяев” - в первой главе и в заключении, а также цитированная во второй главе книга Милицы Нечкиной А. С. Грибоедов и декабристы заставляют усомниться в точности этой датировки. Бердяев умер 24 марта 1948 года, а книга Нечкиной вышла первым изданием в Москве в 1947 году и, судя по каталогу Народной библиотеки в Софии, где хранится этот экземпляр, стала достоянием ее фондов в 1948 г.

Можно предположить, что Бицилли использовал для этой книги материалы своих лекций. По данным А. П. Мещерского, первого биографа и библиографа Бицилли, среди прочих спецкурсов, которые Бицилли читал за годы преподавания в Софийском университете, есть и несколько посвященных “русской теме”: Общественные движения в России в эпоху великих реформ, История русской культуры ХІХ в., Общественные движения в России 1881-1914 гг. (Мещерский 2000: 584-586). В 1947 году издательство Софийского университета публикует книгу Бицилли История на Русия. От началото на ХІХ-ия век до втората революция (1917 г.). Вътрешна политика и обществени движения. Эта работа, посвященная “изложению политического и социального развития России” (с. 5) в ХІХ-ХХ вв., напечатана на болгарском языке, насчитывает 161 страницу и снабжена “списком материалов и трудов, необходимых для читателя”. Вероятно, она была издана в качестве учебника и, учитывая год издания и духовный климат в Болгарии в это время, не только уделяла внимание Октябрьской революции, роли большевиков в ее осуществлении, “преобразованию” (с. 149) Русской империи в СССР, но и подробно рассматривала Конституцию СССР как проект для создания “нового” государства. Именно этот учебник частично дублирует и текстологически перекликается с публикуемым ныне трудом У истоков русской общественной мысли.

Подобную “параллелизацию” текстов можно понять в характерном для Бицилли “билингвизме” (о котором мне приходилось говорить не раз - Петкова 2004а; 2004б: 197), когда текст не только пишется на русском или болгарском языке, а “форматируется” в зависимости от уровня своего адресата - русского эмигрантского или болгарского читателя, и печатается в разных культурных пространствах: в Болгарии или “зарубежной России”. Между упомянутыми “параллельными” работами местами есть полная идентичность, когда текст одной (болгарской) является просто переводом с другой (с русского оригинала). Однако легко можно обнаружить и “несовпадения”: болгарский вариант с его интенцией учебника содержит в себе много конкретных эмпирических фактов русской истории, в том числе пространное рассмотрение советского строя. Русский вариант кончается временем “между двух революций”, более скуп на факты, а при анализе духовного генезиса русского общественного мышления акцент делается на его радикализации и поиске “идеальных отношений”. При этом в Заключении следует вывод о том, что “преклонение перед принципами законности” в России не стало “определяющей общественное сознание и общественно-политический строй традицией”. Оспаривая “материалистический” проект русской революции (концепция Ленина), Бицилли не соглашался и с позицией “веховцев” - Н. Бердяева и С. Булгакова, о которых - за их максимализм - он сказал, что они “более большевики, чем сами большевики” (глава Между двух революций).

Итак, можно предположить, что текст неизданного труда Бицилли был окончательно оформлен не раньше 1948 года. Именно тогда, с 1 октября 1948 года, по истечении контракта с Софийским университетом и из-за “предельного возраста” Бицилли “отправили на пенсию”. Вполне возможно, что в этой тревожной атмосфере профессор закончил свою версию становления “русского духа” и поспешил отправить его за границу. Публикация именно этого труда (а не История на Русия, изданной в Болгарии) означала бы “идентификацию” с русской эмигрантской рефлексией, с предложенными ею аутоимиджами и гипотезами, одним словом, вписала бы Бицилли в культурное пространство русского зарубежья, от которого ученый - в силу геополитических перемен - был окончательно отрезан.

Проекты издания У истоков русской общественной мысли во Франции и в США оказались нереализованными и натолкнулись на финансовые трудности, о чем подробно пишет проф. М. Бирман (2003: 37). Очевидно, было немало внешних препятствий, в результате которых рукопись пролежала много лет в личном архиве Н. Гурфинкель и была открыта снова “лишь” в 1982 году. И все же: насколько приемлема для ведущих центров русского зарубежья была подобная работа, написанная в эмигрантской периферии; работа, в которой Бицилли отстаивает свой взгляд на русскую общественную мысль и свободно спорит с эмигрантскими философскими авторитетами?

* * *

Текст работы Бицилли приведен к современным нормам русского языка. Сохраняются в целом авторская пунктуация (многочисленные двоеточия и тире) и особенности синтаксиса Бицилли, позволяющие услышать интонацию самой речи профессора, “присутствовать” при артикуляции мысли. Сохраняется также авторский способ цитирования и оформления примечаний и библиографических ссылок. Сверка цитат, приводимых Бицилли, не проводилась. Опечатки в машинописи, так же как исправления и дополнения, сделанные рукой М. П. Бицилли, отдельно не оговариваются.

Унифицировано написание всех заглавий, которые везде вводятся курсивом. Иногда в цитате, приводимой Бицилли, встречается вставка в скобках: обычно это сделанные им пояснения или резюмированный отрывок текста, используемые для сокращения объема цитаты. Отдельные слова и выражения, в машинописной копии подчеркнутые автором, здесь даются жирным шрифтом.

В оригинальном тексте Бицилли примечания даны в виде постраничных сносок, в нашем издании они выносятся - там, где имеются - в конец каждой главы. Вероятно, работа была разбита на главы после своего написания, некоторые из них оказываются совсем конспективными, в начале других Бицилли просто отсылает к автору или проблеме, которые были предметом размышления в предыдущей части. Во избежание возможных смысловых лакун эти “темные” места снабжены пометками, которые в Примечаниях дополнены инициалами публикатора в скобках: (прим. мое - Г.П.). Все сокращения слов и заглавий в тексте Бицилли раскрываются в квадратных скобках.

* * *

Выражаю свою благодарность за коллегиальную помощь в подготовке настоящего издания д-ру Ирине Беляковой (Москва). Выражаю также свою признательность внучкам П. М. Бицилли – г-же Елисавете Ивановой-Аначковой (София) и г-же Наталии Гал (Женева) за неизменную отзывчивость и поддержку во всех начинаниях, посвященных профессору П. Бицилли.

* * *

Титульный лист книги История на Русия. От началото на ХІХ-ия век до втората революция (1917 г.). Вътрешна политика и обществени движения, хранящейся в личном архиве внучки Бицилли - Е. Ивановой-Аначковой.

Титульный лист книги История на Русия. От началото на ХІХ-ия век до втората революция (1917 г.). Вътрешна политика и обществени движения, хранящейся в личном архиве внучки Бицилли - Е. Ивановой-Аначковой.

Сверху - надпись на болгарском языке, сделанная рукой П. Бицилли: “На драгия ми Пепи с благодарност за голяма помощ от дядо Петя” (“Дорогому Пепи с благодарностью за большую помощь - дедушка Петя”). “Пепи” - это Петър Иванов (1903-1966), супруг старшей дочери профессора, помогавший Бицилли в подготовке книги на болгарском языке. [обратно]

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. О Н. Гурфинкель и ее роли как переводчика П. Бицилли см. М. Бирман (2003: 33-40). [обратно]

 

 

ЛИТЕРАТУРА

Бирман 2003: Бирман, Михаил. Н. Л. Гурфинкель - переводчик и издатель трудов П. М. Бицилли. // Русское еврейство в зарубежье. Том 5 (10). Иерусалим, 2003.

Мещерский 2000: Мещерский, Андрей. Петр Михайлович Бицилли. Заметки и материалы к биобиблиографии русских преподавателей в высших учебных заведениях Болгарии. 1920-1944. // Петр Бицилли. Трагедия русской культуры: Исследования, статьи, рецензии. Сост., вступит. статья, коммент. М. Васильевой. Москва, 2000.

Петкова 2004а: Петкова, Галина. Литературоведският проект на проф. П. М. Бицили: между Салимбене и Пушкин. / Литературоведческий проект П. М. Бицилли: между Салимбене и Пушкиным (Опыт реконструкции). // Бицили, П. Салимбене и Пушкин. Варна: LiterNet, 2004 <https://liternet.bg/publish10/gpetkova/proekt.htm> / <http://www.liternet.bg/publish10/gpetkova/proekt_ru.htm> (03.10.2005).

Петкова 2004б: Петкова Галина. Чеховедение проф. П. Бицилли. // Диалози с Чехов: 100 години по-късно. София: Факел, 2004.

Ревю 1934: Revue de la litterature comparée. Vol. 2. Pаris, 1934, с. 253-282.

 

 

© Галина Петкова
=============================
© Электронное издательство LiterNet, 04.10.2005
Пётр Бицилли. У истоков русской общественной мысли. Варна: LiterNet, 2005